Вернуться на предыдущую | Посмотреть все новости »


29 ноября 2016г.

ТВ – дело семейное (Сухачев- Майорова)

Бытует два различных мнения: для семьи полезнее, когда муж и жена работают в разных организациях и наоборот. Как показывает практика, в отношении ТВ статистика такова, что самые продолжительные те браки, где оба работают в одном месте. Влад уточняет: «Какому мужу или жене понравится, что его вторая половинка может в любой момент сорваться в командировку либо застрять в ней, когда именно на этот вечер назначено важное семейное мероприятие. А у нас на телевидении всякое бывает». Ася припомнила, как пришлось мужу в разгар выходного дачного дня бросить семью и мчаться на срочный репортаж, как новогодние застолья проводили не в кругу семьи, а прямо на работе: «У нас коллектив – это и есть вторая, а для кого-то – первая семья. Без взаимопонимания невозможно. Кстати, мы не единственные, кто работает в тандеме, у нас на ТВ еще несколько пар и даже целые династии». Люди непосвященные могут возразить, мол, когда круглосуточно друг с другом рядом, даже и поговорить не о чем вечерами на кухне. Мои герои смеются: «Мы вечерами ужин готовим, с детьми общаемся. Сыновья уже подросли, самостоятельные. Так что нам есть о чем поговорить».

Кто главный за дверями телецентра – выяснять не будем, но на работе Ася Майорова является заместителем директора по ТВ филиала ВГТРК ГТРК «Алтай», Влад Сухачёв – шеф-редактор, ведущий, тележурналист. Если заметили зрители краевого канала, Ася Майорова уже давно не появляется в кадре, это потому, что теперь она на административной работе, ушла так сказать, за кадр и полностью отвечает за весь процесс. На первый взгляд может показаться, что всё самое интересное, поиски сенсаций, новые встречи с интересными людьми осталось в прошлом… Призадумавшись, она говорит: «Не совсем так, место и возможность для творчества остались. Ответственности стало больше».

Случайная закономерность

Стать именно журналистом в детстве мечтают не многие. Да, романтика профессии привлекает, но ведь надо иметь некоторые задатки. Нередко бывает так, что Бог не дал таланта, но человек сам себя уверил, что он – непонятый гений и всеми силами пытается доказать свою избранность. Со временем и медведь может освоить пение, но пусть он лучше поёт подальше от населённых мест. Прошу прощения за литературное отступление, я это к тому, что только благодаря счастливому стечению обстоятельств будущий математик Влад Сухачёв оказался на большом экране, обнаружил в себе дикторские способности, журналистский талант, одним словом – оказался именно там, где и должен был оказаться.

Будучи студентом АГУ, Сухачёв иногда размещал свои литературные опусы в студенческой многотиражке, играл в КВНе. Однажды в университет пришел практикант-телевизионщик. Владу предложили сделать юмористическую программу на краевом телевидении: «Я даже не задумался, насколько это все серьезно, сколько людей будет смотреть и оценивать моё творчество, просто взял и что-то там сделал. Так начался путь в карьеру. Университет пришлось заканчивать долго: бросал, восстанавливался, начинал сначала. Телевидение настолько захватило, что я обо всем забыл. Хотя задатки математика до сих пор пригождаются. Даже науку драматургию постигал через математический анализ. Готовя сюжет, выстраивал схему, просчитывал ходы, предварительные результаты. А потом вдруг узнал, что это и называется драматургией. Математика ум в порядок приводит. Она мне помогает логически просчитывать вещи, связанные с творчеством».

Долгое время Сухачёв был уверен и уверял окружающих, что может работать только в юмористическом жанре. Этим и занимался. Как прошел первый «выход в кадр» – не помнит, либо это не произвело никакого впечатления, либо, что вероятнее всего, был некий шок и эфир прошел на автоматическом режиме. С другой стороны, не надо сбрасывать со счетов и возраст: молодым просто не приходит в голову мысль, что у них может что-то не получиться или пойти не так.

«Амбиции порой просто зашкаливали, – вспоминает Владислав, мне было лет 25. Идет прямой эфир на всю Сибирь, и по ходу передачи что-то надо было прокомментировать. Помните, когда у власти стоял Суриков, нередко его имя-отчество в своем кругу произносили так запросто, по-семейному – Сан Саныч. И вот я, алтайский парень, комментируя что-то там, говорю: «Сан-Саныч». Закончился эфир, старшее поколение телевизионщиков и говорит мне: «Ну, ты типа, крутой. Первого человека так запросто назвал. Однако, однако». Не знаю, похвала это была или упрёк…Скорее, моральная поддержка».

Жизнь журналиста – сплошные новости и встречи. И постепенно чувство новизны не то что утрачивается, но переходит в разряд обычного и привычного. Поэтому на вопрос, а какой момент запомнился больше всего, вдруг понимаешь…запомнилось что-то такое, что никак интересным не назовешь. Более того, собеседник будет просто разочарован: он ждет волнующий рассказ о чём-то поистине волшебном, а у тебя на уме вертится первый выезд на молочную ферму, когда прямо у входа в коровник попал ногой в непонятную жижу.

Влад из таких необычностей припомнил прямой эфир с тем же самым Суриковым: «Мы ведем беседу. А в студии у нас, когда мимо шел трамвай, начиналось легкое вибрирование, к этому все привыкли, не обращали внимание. А тут что-то потряхивание затянулось, подумал, что, наверное, сразу два трамвая идут. Вдруг вижу – тень от светильников зашаталась. Сан Саныч пробормотал: «Да что это такое». И дальше продолжил про надои и укосы. А студия и все предметы в ней подпрыгивают. Суриков снова тихонько так: «Да что это такое, наконец». И вдруг наш оператор срывается и выскакивает из студии. Но эфир мы довели, поскольку оператор камеру оставил на месте. Уже после эфира подошел охранник и сказал, что произошло землетрясение. А как раз выходной, и эфир с Суриковым был единственной возможностью сказать о том, что происходит с экрана людям. Пришлось сделать это в понедельник».

Из разряда запомнившихся и такой вот случай. В недолгое губернаторство Михаила Евдокимова было много всего экстраординарного. Светлая память этому человеку, но не умел он подбирать людей вокруг себя, поэтому порой и получались из хороших и умных задумок тупо режиссированные спектакли: «Решили показать зрителям пшеничные просторы Алтая. Выехали большим кортежем в Поспелиху, прямо посреди автомагистрали остановились, начальники и сопровождавшие их лица вышли и пошли в поле. Милиция ради этого перекрыла движение на одной из самых оживленных международных трасс. Сняли кадры для истории, произнесли речи. Когда разворачивался кортеж, я обратил внимание, что зрителями были люди в автобусах, в «скорых», водители фур – огромный хвост ожидающих с обеих сторон. И еще запомнился последний день Михаила Сергеевича. Мы семьей были на даче, когда позвонили. Ася в декрете, ей на работу не надо, я быстро собрался, выехали. Вот такие моменты запомнились. Хотя, конечно, было много всего интересного, но самое интересное, я уверен, ещё впереди».

Наверное, многие из нас, придя первый раз на работу с университетским дипломом, услышали: «А теперь забудь всё, чему тебя там учили, начнем учиться работать». Свой диплом Сухачёв получил уже будучи засвеченным на большом экране. Благословил, вдохновил и наставил его на путь истинный легенда краевого ТВ Николай Петрович Пименов и его супруга Лидия Фотеевна: «Я считаю их моими крёстными. Настолько человеческие, настолько семейные отношения сложились с ними, со всем коллективом. Я до сих пор называю Пименовых моими учителями. Когда работа связана с творчеством, важно, чтобы настрой в коллективе был соответствующий. Будет нечестным сказать, что у нас не бывает исключений: было время, когда сотрудники уходили, в основном это были молодые ребята, они остались в тележурналистике, только работают в других городах. Сейчас текучки нет. И приходят молодые очень на нас не похожие. Я молодым был дерзкий, сейчас приходят спокойные, более подготовленные к тому, что нужно задумываться над каждым словом, которое попадет в эфир ибо за этим маячат призраки судебных и прочих санкций. Мы были свободнее в этом плане».

Имя Влада Сухачёва давно стало легендой на ГТРК «Алтай», и случайно увидев его в толпе, невольно отмечаешь: «Человек с экрана». Правда, в костюме и галстуке он по городским улицам не фланирует, и это одна из особенностей профессии тележурналиста.

Портрет героя не будет полным, если оставим за кадром дела житейские. У Владислава Сухачёва трое сыновей: двадцатидвухлетний Всеволод от первого брака заканчивает вуз и есть вероятность того, что продолжит дело отца. В браке с Асей Майоровой родились Петр и Алексей, им 13 и 11 лет. На телевидении они свои парни, освоили здесь каждый уголок с юных лет, но станет ли простое мальчишеское любопытство делом всей жизни – время покажет.

Эфир, опять прямой эфир

Вторая половинка этой телевизионной семьи в профессию пришла осознанно. Ася Майорова закончила журфак АлтГУ. И свою самую первую практику проходила на телевидении в Иркутске, где работала ее тетушка. Именно она предложила попробовать себя в качестве телевизионщика в другом городе, мол, если понравится, тогда уже найдешь возможность попасть на краевое телевидение в Барнауле. Из самых ярких впечатлений остались такие, смеется Майорова: «Много смеются и всё время пьют чай. Что самое удивительное, и нынешняя молодежь, когда у них спрашиваешь о впечатлениях, вспоминают смех и бесконечный чай. Видимо, так на всех студиях».

Попасть с первого раза на ГТРК «Алтай» удавалось не всем. Как правило, чтобы оказаться в числе избранных, одного таланта не достаточно, надо либо долго биться лбом в закрытые ворота либо заручиться поддержкой авторитетного журналиста. Но иногда выручает если не нахальство, так обычная наивность: «Я предъявила свой диплом, меня спросили, что умею, каким темами владею. Сказала, что могу рассказать про школьный театр, мне предложили написать сценарий. Я даже не догадывалась, что от меня просто отмахнулись и забыли, и хорошо, что не догадывалась. Представьте лица сотрудников, когда я принесла этот сценарий! И представьте моё лицо, когда по нему сняли программу! И она вышла в эфир. Потом было еще несколько передач, но после вуза на работу меня не взяли. Тогда вообще никого не брали. И я работала некоторое время в пресс-службе администрации края. Это совсем другая профессия, и люди, знающие мою мечту, уверяли, что на этом месте я продержусь от силы год. На деле вышло восемь месяцев. Но зато этот опыт оказался не менее значим, чем замолвленное словечко: меня, прошедшую школу пресс-службы, в ГТРК взяли! И я оказалась в новостях».

Какие колоссальные изменения в работе журналистов произошли за несколько десятилетий: то повальная цензура, то полная анархия, то разумная осторожность, то… Не буду продолжать, поскольку каждый из нас на собственном опыте знает, когда и как было и как есть. Перейдя на административную работу, Ася Майорова как никто знает и понимает, насколько важен профессионализм, чтобы суметь соответствовать запросам времени: «Я помню, что были годы, когда в эфире могли говорить что угодно. Вспомните девяностые: забастовки, пикеты, пустые прилавки – и мы, студенты запросто это комментировали, давали ехидные советы властям, поучали кого-то. Сейчас я понимаю, что это не совсем правильно, в каждой ситуации есть минимум две точки зрения, а часто – еще больше. Тексты внимательно вычитываются еще и потому, что каждое неверно сказанное слово стоит больших денег: недовольный может и в суд обратиться. Так что вопрос финансовый существует. Кроме того, существует понятие журналистской этики».

Телевизионный журналист начинается с «Новостей», так было и раньше, так и теперь, говорит Ася. Сюда приходят начинающие, здесь получают первую практику. Она вспоминает: «Была такая всесибирская передача «Губернские новости», вещание шло на четыре региона, тон задавали новосибирцы. Вот я, молодая ещё, в эфире. И вдруг по ходу разговора вспоминаю анекдот в тему и понимаю, что хочу его рассказать. Там что-то про представителей разных профессий, кто из них важнее – физик, химик, архитектор. Созидают, придумывают, всё на благо страны. Тут встает один и говорит: «А что вы думаете, хаос легко создавать»? Это и был политик».

Анекдот в тему, аудитория реагирует адекватно. А после эфира старшие коллеги похвалили за неординарный подход к началу важного разговора. Это была классная программа, мне нравилось в ней работать. Режиссуры не было никакой, такое разговорное шоу, в студиях сидят мэтры, досконально знающие ситуацию во всех областях жизни регионов, и могут в любой момент задать тебе самый каверзный вопрос, и ты должен сориентироваться и достойно ответить. Ну, к примеру, спрашивают: «Так, мы тут про алтайские урожаи говорим, а где же ваш губернатор? Почему-то ни одного комментария в прессе на последней неделе?». И нужно знать, что ответить. А если учесть, что не только начинающий, но и маститый журналист не может знать все тонкости в каждой отрасли народного хозяйства, то задача вдвойне трудна, да ещё всё время надо помнить, что тебя видит и слышит вся Сибирь.

Сейчас стало больше эфиров, и работа наша – это коллективная работа, все складывается из усилий многих людей. Иной раз столько новостей, что с трудом удается их втиснуть в формат, а на другой день нет событий и всё тут, не знаешь, чем заполнить время. Иногда хочется сваять что-то грандиозное, значительное, а приходится делать новости. Процесс безостановочный, закончился день, но завтра придет другой и всё начнется сначала».

Своими наставницами Ася называет Галину Дмитриевну Хлопкову и Ольгу Михайловну Малахову: «Они работали в редакции «Местное время», здесь я начинала свою карьеру. И я рада, что именно к ним попала, и именно они давали первые уроки мастерства».

Как администратору, Майоровой необходимо знать многое из того, что раньше просто не замечалось. Создать механически хороший продукт не получится, ведь это коллективное творчество оператора, режиссера, ведущего, нужно каждого расставить по местам, четко определить задачу, надо предугадать, как пойдет процесс. У нас 15 журналистов и 6 операторов, но если в паре окажутся не те – ничего хорошего не получится, надо знать, кто с кем сработается, а у кого контакта не получится. Так что и эти нюансы важны, если хочешь получить правильный результат».

Несколько слов о семье. Мужчине проще, он без отрыва от производства может родить и воспитать детей, женщине как минимум, надо уйти в декрет. Чаще всего, узнав о своем интересном положении, дама объявляет, что засиживаться в декрете она не собирается, и в додекретном отпуске тоже, но потом приходит понимание важности события, и материнский инстинкт выходит на первый план. Ася вспоминает, что уход в отпуск был действительно уходом: «Многие события, связанные со сменой власти в регионе, прошли мимо меня. И не жалею. Пока дети были малы, с ними сидела няня, мы с Владом старались брать эфиры в разное время, чтобы вовремя оказаться дома. В общем, как у всех».

Сегодня можно подвести промежуточные результаты, главный из которых – эта семейная пара нашла себя во всех смыслах этого слова.

И будет новый день, и будут хорошие и разные новости. Подробности узнаем, как всегда, из выпусков ГТРК «Алтай».

Тамара ЕЛИЗАРЬЕВА,

член Союза журналистов.



« Вернуться на предыдущую | Посмотреть все новости »