Вернуться на предыдущую | Посмотреть все новости »


29 ноября 2016г.

Газета – это коллективный труд: мужа - редактора и жены - ответсекретаря (Рубель)

Заслуженный работник культуры Российской Федерации Сергей Григорьевич Рубель более тридцати лет в журналистике, из них без малого двадцать возглавляет газету Ключевского района «Степной маяк». За это время у стольких людей брал интервью! А сегодня сам отвечает на вопросы о себе, о супруге, которая рядом с ним много лет работает в редакции, о профессии. С ним беседует Татьяна Заплатникова. Пути в профессию

– Сергей, обычно в журналистику приходят не со школьной скамьи, а набравшись кое-какого жизненного опыта. Как было у вас с женой?

– С детства мечтал об археологии. Под впечатлением открытия Германом Шлиманом легендарной Трои лет в десять-одиннадцать пытался склонить уличных друзей к раскопкам огромного кургана за околицей райцентра. Но для поступления на истфак требовалось хорошее знание иностранного языка, а в нашей школе пару лет французский язык не преподавался. После срочной службы в погранвойсках работал на заводе – токарем, шлифовщиком, слесарем. Играл в футбол за сборную района. Женился, и скоро в семье нас стало трое.

Однако на заочное отделение исторического факультета АлтГУ я все же поступил – пробел в школьном образовании спустя 9 лет после окончания школы восполнил с помощью самоучителя французского языка. А после четвертого курса пришло осознание, что копать и находить что-то интересное можно не только в глубине исторических наслоений, но и в дне сегодняшнем. Так в июне 1985 года на 30-м году жизни я стал корреспондентом газеты «Степной маяк», поменяв рабочую спецовку и мечту об археологии на перо.

Начавшаяся перестройки, призывы к гласности давали простор для выбора тем. Но случился временный творческий срыв, и я дал согласие перейти на работу в райком партии (в ряды КПСС вступил в год московской олимпиады, еще работая на заводе). Но очень скоро понял, что быть партийным функционером – не мое. Сбежать через восемь месяцев, не потеряв лицо, с выборной должности заведующего отделом помогло поступление в ВПШ на отделение журналистики.

Перспектива двух лет очной учебы в Новосибирске в отрыве от семьи жену, конечно, не обрадовала. К тому времени она уже работала корреспондентом «Степного маяка», куда пришла после пяти лет учебы на филфаке университета с должности директора районного Дома культуры через пару недель после моего ухода из редакции. Спасибо Оле: она правильно оценила мотивы моего бегства из райкома и временного – из семьи и поддержала это решение. После окончания ВПШ (а на тот момент партшкола была переименована в Сибирский социально-политический институт) я снова вернулся в свою редакцию, где мы с супругой продолжили трудиться в одном коллективе.

В одной упряжке

– Как раз об этом хотела поговорить подробнее. Когда муж и жена долгие годы работают вместе, это сплачивает семью или становится дополнительным источником напряжения? Ведь сутками вместе. Меня всегда удивляло признание вместе работающих супругов, что о производственных делах они говорят исключительно на работе, а дома решают семейные проблемы – и только. Возможно ли такое?

– Нет, конечно. Это только на заводе, где я прежде работал, можно было остановить шпиндель, выключить станок. Все, работе конец, ты свободен. Но ты знаешь такого журналиста, кто может легко себя «выключить» по окончанию рабочего дня? На мой взгляд, журналистика – это не просто профессия, это сама жизнь. И даже когда под рукой нет бумаги, внутренняя работа по осмыслению меняющейся картины дня или созданию будущих текстов, поиску новых тем и идей продолжается. А когда в редакционном котле, да еще на ответственных постах, варятся оба супруга, то, естественно, разговоры о работе продолжаются и дома.

Но не стоит думать, что жизнь наша сплошная летучка, стараемся находить время и для личных интересов.

– Вы с Ольгой оба – руководители издания: редактор и ответсекретарь – как генерал и начальник штаба, у каждого свои обязанности, но общая ответственность. В каких вопросах кто главенствует на службе?

– Партию первой скрипки в редакции, конечно же, исполняет редактор, ибо он в ответе за все и вся. Но газета – это продукт коллективного труда, здесь у каждого свои обязанности и компетенции, в том числе и у ответсекретаря.

Более пятнадцати лет из 27-ми работы в редакции Ольга Анатольевна занята на «штабной» работе. И как начштаба она осуществляет контроль за состоянием редакционного портфеля, следит за графиками сдачи материалов в секретариат и верстки полос, организует выпуск газеты с технически грамотной версткой, контролирует выполнение построчных планов, ведет разметку гонораров. А плюсом к этому – и ответственная работа с рекламой, которая жестко контролируется антимонопольной службой. Вот в этой сфере деятельности главенство у нас полностью отдано опытному ответственному секретарю, мы доверяем его знаниям рекламного законодательства.

В отсутствии редактора ответсекретарь исполняет обязанности руководителя. Имея такого «и. о. редактора», смело отправляюсь в командировки, зная, что и без меня любая проблема в редакции будет решена.

– Бытует мнение, что жене намного легче работать, когда ее муж ее же начальник. Как думаешь?

– Не согласен. Знаю, что и Ольга возразит. Ведь у жены к ее прямым обязанностям добавляется беспокойство за результаты работы и ее начальствующей половины. Проблемы и неприятности руководителя также вольно-невольно передаются коллеге-супруге, и еще нужно посмотреть, кто острее реагирует на это.

Формула успешности

– Поделись секретом, как организовать совместную работу таким образом, чтобы результатом было улучшение деятельности предприятия?

– Формулу успешного управления, в свое время выработал профессор Петр Капица, которой и я стараюсь придерживаться: «Руководить – это значит не мешать хорошим людям трудиться». Нужно доверять своим работникам и бережно относиться к кадрам. А еще следует своевременно оплачивать их труд. Заработную плату сотрудникам – аванс, получку по графику – мы не задерживали даже в самые трудные времена. А еще нельзя забывать говорить людям спасибо, следует поощрять их за хорошую работу, в том числе и морально.

В редакции и типографии «СМ» никогда более 15-ти человек не трудилось, и на этот коллектив сегодня приходится пять краевых медалей, и все, кто у нас проработал более 10 лет, имеют краевые грамоты – от управления по печати, администрации края или АКЗС. Поэтому у нас в команде нет текучки, и люди добросовестно работают здесь по многу-многу лет.

– Вспоминаю, что Ольга Рубель была первым журналистом на Алтае, кто в 2008 году получил из рук губернатора краевую медаль «За заслуги в труде».

– Да, это так. Между прочим, новость живо обсуждалась на краевых сайтах. Особенно ёрничали по этому поводу на «Банкфаксе», полагая, что власть начала открытый подкуп журналистов.

– Есть несколько «проклятых» вопросов журналистики, ответы на которые хотелось бы услышать именно от тебя. Наши газеты – муниципальные. Как ни крути, писать приходится с оглядкой. Как удается обходить это препятствие?

– Думаю, что без оглядки пишут только в желтой прессе и блогосфере. А вопрос свободы или несвободы журналиста – это огромная-преогромная тема, вокруг которой уже сломано немало копий. Согласен, нам, муниципальным журналистам, приходится постоянно думать, как сохранить свое лицо, находясь между молотом и наковальней. Исполнительная власть в учредителях газеты значится и, даже не вкладывая в нее почти ничего, хотела бы видеть в журналистах своих подручных. А на улице нас встречает знакомый читатель, разгневанный на эту самую власть и требующий разоблачительных статей на бездействие чиновников. И он ведь прав, нельзя о работе местной власти писать как о покойнике: либо хорошо, либо ничего, когда за этим «ничего» скрываются реальные факты.

Какой выход здесь можно найти? Кроме исполнительной власти в состав органов местного самоуправления встроена власть представительная, и сюда, чтобы поднять вес и авторитет журналистов, мы стараемся делегировать своих представителей. Пять созывов в представительный орган райцентра избиралась Ольга Рубель. Трижды - зав. отделом редакции Виктор Бакаенко. Три созыва в районном Собрании депутатов был представлен редактор, где дважды мне поручалось возглавлять постоянную комиссию по местному самоуправлению. Сегодня депутатом является Виктор Бакаенко.

Депутатский мандат, конечно, не является 100-процентной защитой от раздражения сидящего в кресле оппонента, но все же дает возможность более открыто выражать свою позицию по горячим темам.

– Согласна. В свое время я тоже стала депутатом районного Совета исключительно из желания обеспечить внешнюю защиту предприятия. Тогда трое из пяти кандидатов в главы района высказывали намерение, придя к власти, «разобраться с газетой». Депутатство редактора в случае необходимости может отчасти ограничить самоуправство первого лица в районе.

– А когда неудовольствие в адрес газеты в администрации все же высказывается, в качестве контраргумента использую крылатое выражение польского писателя Ежи Леца: «Даже когда рот закрыт, вопрос остается открытым» и говорю, что острые темы лучше проговаривать открыто, снимая напряжение, чем зарывать их в песок. Иногда этот довод срабатывает.

Искусство диалога необходимо и в таких вот случаях. Крупные конфликты, а тем более открытая конфронтация не нужны ни газете, ни самой власти. И мне, как редактору, удавалось выстраивать отношения со всеми главами нашего муниципалитета, а их за время моего редакторства сменилось трое.

О пользе и вреде критики

– Журналистов районок всегда критикуют. Собственные подписчики прежде всего. Порой это бывает обидно. Научился ты адекватно реагировать на бездоказательную критику?

– Опять же сошлюсь на афоризмы. «Плохо, если о вас говорят только хорошо», – это слова из Священного Писания, которыми Иисус Христос наставлял своих апостолов. А мой предшественник в редакторском кресле любит фразу: «Мы не луидоры, чтобы всем нравиться». За нашей работой пристально следят несколько тысяч наших подписчиков, хваля, критикуя и даже провоцируя на конфликты. С этим ничего не поделаешь. Если берешь на себя право критически оценивать все, что происходит вокруг, то будь готов к обратной критике тебя самого. Самое непродуктивное в таких случаях скатываться к позиции «сам дурак».

– А в собственных материалах избегаешь деструктивной критики? Нередко слышишь: хирург не имеет права на ошибку – слишком велика ее цена. А журналист имеет?

– В начале моей журналистской карьеры был такой случай. Тогда в период горбачевской перестройки как раз разворачивалась компания по выборности руководителей трудовыми коллективами и осуждению административно-командных методов управления. И на этой волне в редакцию «Степного маяка», в райком партии стали поступать жалобы от педагогов моей бывшей школы на грубость директора. Женщина-руководитель когда-то нам преподавала физику и даже один год замещала классного руководителя. Несмотря на мужской склад характера и острый язык, ученики ее любили и уважали за отличное знание предмета, за отсутствие любимчиков, за прямоту и честность.

Став директором, она активно себя проявила в делах хозяйственных, что было очень полезно для нашей стареющей школы. Но от коллег вместо благодарности посыпались обвинения. На одном из партсобраний в числе других был вынесен вопрос о морально-психологическом климате в педагогическом коллективе, и редактор поручил мне подготовить материал. Разговор на собрании, говоря современным языком, получился далеко не политкорректным, и особенно резкими были высказывания директора школы. Такими я своих любимых учителей не представлял, о чем честно написал в своем отчете.

Вскоре в школе появился другой руководитель. Не думаю, что главной причиной тому стала моя публикация в газете, но после этого при встречах с отставным директором на мое отчетливое «Здравствуйте!» лет десять следовал лишь молчаливый, исподлобья взгляд в мою сторону. Потом обида на своего ученика, похоже, рассосалась, мы снова приветливо здороваемся. Но я-то не забыл тот укоризненный взгляд и понимание того, что не всякая правда служит во благо. Слово – сила великая, и с ним нужно работать тонко, вдумчиво, взвешенно. Этот урок я тогда усвоил для себя раз и навсегда.

Перо редактора

– В последнее время слышу: редактору районки не обязательно писать самому, главное для него – организовать работу редакции. То есть в дилемме: «редактор – это журналист или менеджер» (вспоминаю твою статью в «Формате»), побеждает менеджер?

– В армии и спорте успешные командиры и тренеры умеют не только четко формулировать задачи, но и наглядно показывать – делай как я. В журналистике, думаю, тоже так должно быть. Но в жестких условиях выживания, в которых наши редакции пребывают уже не один год, хороший менеджер тоже многого стоит, и эта работа отнимает много времени и сил.

В глубине моего длинного кабинета стоит большой шкаф. В одном из его отсеков под стеклом лежит около семидесяти дипломов и грамот, которыми редакция «Степного маяка» отмечалась за победы в разных творческих конкурсах. А выше под самый потолок сложены многолетние подшивки районной газеты. И вот гляжу я на эту картину и хочу понять, что для меня важнее: эти поощрения или те пожелтевшие страницы, где могло бы, но не появилось гораздо больше моих репортажей, статей, зарисовок из-за отвлечения на редакторские дела? Увы, писать приказы мне всегда было менее интересно, чем писать в газету. Но сложилось в жизни так, как сложилось.

– Я тоже убеждена, что редактор газеты обязан быть хорошим журналистом, даже если ему не всегда удается много писать. Иначе он просто не имеет права оценивать качество работы других. Всегда вызывают интерес, а порой и желание поспорить, твои статьи в профессиональных журналах. Как коллеги-редакторы откликаются на них?

– Иногда, чтобы написать большой аналитический материал, использую свои выходные дни или время отпуска. Нередко так готовились публикации по просьбе выпускающих для нашего «Формата», а в федеральные профессиональные журналы писал в основном по наитию. Зачем мне это надо? Наверное, для самоопределения своей профессии и себя в ней.

Конечно же, отклики от коллег-редакторов на мои статьи-размышления получал, часто их мысли совпадали с моими. Но был и такой случай, когда после статьи в «Формате» получил по почте письмо-отповедь от коллеги по редакторскому цеху, где он с раздражением назвал меня редактором «степномаячной газеты». Всё, как в обычной жизни.

– Опасно ли редактору быть внутренне ангажированным? Или это необходимость?

– Во время моей учебы в ВПШ я для своего дипломного проекта избрал тему не совсем характерную для партийного вуза – «Субъективное и объективное в творчестве журналиста». Используя методы развернутого анкетирования и контент-анализа, в основном это были районки нашей кулундинской зоны, пытался разобраться в таких категориях, как свобода и несвобода журналиста, правда и ложь, домысел и вымысел, истина и заблуждение, включая и тему ангажированности. К сожалению, текст той работы, которая на выпускном собрании студентов была названа в числе лучших, у меня не сохранился, любопытно было бы сегодня и самому ее перечитать. Но полагаю, что там мог быть такой вывод, что ангажированность, как и партийная дисциплина, мешают объективному освещению действительности.

После развала большой страны и роспуска КПСС в партиях больше не состоял, считаю это вредно для объективной журналистики.

Ищите женщину

– У тебя, Сергей Григорьевич, немало высоких наград за успешную трудовую деятельность, включая звание «Заслуженный работник культуры РФ». Считаешь ли, что отчасти это заслуги и жены тоже?

– Я полностью согласен с теми, кто говорит: «Увидишь успешного мужчину – ищи рядом женщину, которая его поддерживает», ибо все мои вершины – это бесспорно заслуги и моей жены. В подтверждение тому может служить такой факт: тот самый самоучитель французского языка и пособие по истории для поступающих в вузы приобрела в книжном магазине моя супруга, а затем настояла, чтобы я сел за учебники. Нашей дочери от роду тогда было чуть более года. Потом после моего поступления в университет она и сама занялась самообразованием и через два года тоже поступила в АлтГУ на, пожалуй, самый трудный для заочников факультет – филологический, где все шесть лет обучения была старостой курса. А без этих лет учебы я, наверное, так и остался бы рабочим, а поскольку сейчас уже нет того авторемонтного завода, где я в молодости трудился, не исключено, что трудовой стаж мне довелось бы дорабатывать где-нибудь на северах.

И второе, открою свою личную тайну: в моем характере не сильны лидерские амбиции (прошу не путать их с творческими), и у меня нет присущего харизматичным руководителям желания власти над людьми. Как с такими качествами, спрашивается, удалось мне просидеть в редакторском кресле без малого почти двадцать лет? Когда в тандеме с тобой работает надежный, сильный, мотивированный на высокий результат помощник – я говорю об Ольге Анатольевне – это стало возможным.

– Остается пожелать вам обоим не менее успешного продолжения совместной профессиональной деятельности.


« Вернуться на предыдущую | Посмотреть все новости »