Статьи

Андрей Никитин: "Подтянул штаны и дальше бежать..."

СтатьиАндрей Никитин, человек, чье имя в алтайской журналистике на протяжении четверти века прочно ассоциировалось с издательским домом «Алтапресс», перешел на работу в самую массовую газету края «Алтайскую правду». Это событие стало поводом поговорить о профессии в целом, о многозадачности и мультимедийности, о газетах, сайтах, о людях, которые их делают, о том, как все быстро меняется и остается неизменным:

Ты помнишь, как все начиналось?


- Мне всегда хотелось что-нибудь писать. Я пробовал делать это в ПТУ, но никто не брал мои тексты. Потом я поступил в АГУ на исторический факультет и окунулся в не привычную для меня студенческую жизнь. По сравнению с училищем, где были только завод и учеба, в университете было куда интересней, такая свобода, так все весело.

Здесь я познакомился с газетой «За науку». Смотрю, ребята пишут какие-то веселые истории. Мы как раз уже ходили в СТЭМ (студенческий театр эстрадных миниатюр – прим. ред.), где я писал сценарии. Решил, что надо тоже что-нибудь придумать и для газеты. У нас как раз был курс лекции по истории философии, и я решил, как тогда в 90-е было модно, немного это обсмеять. Сделал набор философских понятий с приколами и принес в редакцию - опубликовали.

Потом стал носить другие вещи, тоже юмористические, интересно было. Потом часть людей из «За науку» уволились и перешли работать в «Алтапресс», а меня позвали на место одного из ушедших в университетскую газету.

Молодежь Алтая

- К концу 90-х «Молодежь Алтая» стала обычной взрослой газетой. Повзрослели люди, которые ее делали, и молодежной политики в то время, практически, никакой не велось. Когда «МА» купил «Алтапресс», было решено сделать из нее своеобразный полигон, где обкатывались многие вещи, которые не делали в «большой» газете.

Подобралась команда молодых ребят, которые со временем перешли в другие наши издания. А в «Молодежке» учились, набивали шишки. В «МА», например, впервые пробовали делать черные подложки, потом поняли что это бред. После на нас первых испытали, как будет с двойным цветом восприниматься газета, когда компания купила печатную машину. Пробовались и разные формы текстов, приходило много молодых, учились, подрастали.

Потом время заставляло меняться. Мы перевели «Молодежь Алтая» в журнальный формат, который долгое время существовал и пользовался популярностью у студентов. Евгений Бобров руководил этим журналом, и  издание вообще стало «безбашенным», что-то с чем-то. Это был дайджест, и местная часть бралась из «Молодежки». Но постепенно молодой читатель стала уходить в интернет, и стало понятно, что в печатном виде издание становится невостребованным. Мы долго боролись за «МА», но сеть победила.

А ты освоил Интернет?

- Году в 2003-м  я совершенно случайно попал в Барнауле на семинар эксперта из Новосибирска Александра Ларьяновского, и его лекция перевернул всю мою жизнь. Он рассказал о будущем интернета так, что в моем мозгу сразу выстроилась перспектива: все умрет, останется один интернет. Я, конечно, не поверил этому ощущению, и печатное слово до сих пор живо, но  идея о том, что надо куда-то двигаться в сеть и что-то делать, засела мне в голову.

Я стал таким энтузиастом: давайте что-то внедрять, менять. Так как я еще неформально курировал зачаточный сайт компании, мне удалось добиться разрешения ввести туда комментарии под новостями. Ни у кого из местных сайтов, а были уже и «Банкфакс», и  «Амител», и другие - не было на тот момент этого. Обсуждения велись на форумах в отдельном разделе. И был даже газетный форум у «Маркер-экспресса». Мы решили перевести его на интернет площадку и туда же вывести комментарии к статьям. Когда мы это сделали, над нами стали подшучивать коллеги, что вот мол, «погнались за желтизной», «потакают народу», «куда идете?». Но через какое-то время, смотрю, и на других интернет-площадках это появилось. А мы к тому моменту уже напробовались читательского интерактива.

Обратная сторона


- Получилось так, что сами корреспонденты не совсем поняли отношение читателей к ним лично и к их материалам. Когда они писали в газету, никто им напрямую не говорил, что нравится, что не нравится, что интересно, а что нет. Иногда писали читатели в газету письма, но это ведь долго – пока напишет, пока дойдет, да еще мало кто увидит. А тут быстро и напрямую пишут люди, которые с тобой не согласны, и аргументируют это.

А так как комментаторы думают, и это продолжается до сих пор, что интернет анонимен и можно писать все что угодно, иногда очень жестко, иногда с матами и оскорблениями, то естественно, душа журналиста не выдерживала такого общения (а для журналистов оно тоже тогда было в новинку). Корреспонденты стали жаловаться начальству, что это их тревожит.

Все это по времени совпало с  периодом избирательной кампании и правления Михаила Евдокимова, край резко поляризовался в предпочтениях «за» и «против». К материалам о выборах и о действиях артиста на посту главы края в комментариях шла сильная ругань, войны с корреспондентами и друг с другом между читателями, все это валилось на сайт кучей, и, в какой-то момент, журналисты продавили руководство, комментарии на сайте закрыли. Это произошло в 2005-м году, когда другие, наоборот, только открывали эту возможность общения с читателями.

Мультимедиа вперед

- Параллельно пошла такая история: я стал газетные заголовки перед размещением в сети переписывать на интернетные. Потому что газетный заголовок на полосе, когда читатель одним взглядом охватывает саму страницу, фотографии на ней, рисунки, графики, и большие буквы – не совсем работает в интернете.

К сайту, который изначально выставлял только газетные материалы, прицепили колонку оперативных новостей, а из нее впоследствии и вырос уже обновленный портал.

В первую редакцию тогда пришли хорошие ребята, которых отдали из газеты: Наташа Лапина, Лариса Васильева, Маша Гурьева. Программисты Саша Рейхан, Слава Бушаев, дизайнер Никита Канарев. Этим составом и запустили обновленную версию уже вполне современного сайта к ноябрю 2009 года, когда экспериментам в интернете у компании исполнилось уже 10 лет.

Но все равно, многое тогда мы продолжали делать по-газетному. И в этот момент у нас появилась Оксана Силантьева. У нее был период между большими проектами, она немного зависла в Барнауле и решила нам помочь. На самом деле очень помогла, заставив под иным углом зрения посмотреть на нашу работу. Хотя она и была (может, и остается?) романтиком «новостей ручной работы», с чем я и часть команды были не согласны.

Мы со временем поняли, что человеку, который заходит в интернет за новостями, все равно, на какую он площадку попал: Алтапресс, Амител, РИА Новости или что-то еще. Ему важно получить полный спектр событий дня. И если мы даем только алтайскую повестку, то ему мало, он начинает искать больше и уходить с сайта. В интернете уйти с твоей страницы очень легко. Поэтому постепенно стали вписывать в ленту новостей и федеральную повестку, и мировую. В общем, сделали шаг туда же, куда и все – пришли к частичному копипасту. Однако и его учились делать правильно.

Интернет быстро учит. Мы шли за нашими читателями, отслеживая их поведение на сайте, смотрели на конкурентов. Пришлось быстро понять, что в интернете конкуренты –это не только местные сайты. Когда ты работаешь в сети, ты начинаешь соперничать со всеми сразу. И бороться приходится не только с равными, но и с гигантами.

Что и как делать?

- Встал и еще один вопрос: почему отличные газетные материалы становятся на сайте тяжелыми и нечитаемыми? Стали экспериментировать с текстами вместе с новым редактором Олегом Копыловым и техническим редактором Настей Коваленко. И пришли к мысли, что надо уже сразу писать так, чтобы это был универсальный текст и для сайта, и для газеты. Понимаешь в чем разница? Если текст будет хорошо читаться на сайте, не составит труда заверстать его хорошо и в газету.

Технический прогресс опять же подстегивал. Если в «нулевых» читатель заходил на сайт со стационарных компьютеров, с  большим экраном, с которых удобно читать большие полосные материалы, то теперь у посетителей в руках, как правило, смартфоны, и это совсем другое читательское поведение. Материал может оставаться объемным, но его надо немного по-другому структурировать для чтения с мобильного устройства.

Информационная интоксикация

- Еще приходится учитывать объем информации, который отовсюду валится на людей. Человека буквально давит массив информации со всех щелей. У тебя в телевизоре 20 кнопок – это еще повезло, а если не повезло, то 400. Ты вошел в магазин, а там тебя настигло радио. Ты едешь по городу, а отовсюду буквы. И еще все время перед глазами смартфон. И это информационное давление начинает переучивать человека воспринимать данные.

Люди не хотят, но все равно получают информацию отовсюду урывками, кусками и сконцентрироваться им достаточно сложно. Поэтому большие газетные материалы для многих сейчас выглядят, как роман «Анна Каренина» - очень много букв.

Даже очень возрастной читатель, у которого тоже появился смартфон с «Одноклассниками» и мессенджером, где он общается с уехавшими детьми, уже приучен быстро перескакивать с одного на другое, моментально переключаться. Поэтому задача интернет-журналиста – остановить читателя, чтобы он здесь зависал и никуда не уходил.

Подход Льва Николаевича Толстого, который любил писать длинные абзацы из одного предложения, это круто, сейчас мало кто так может, да и мало кто сможет теперь так сконцентрироваться, чтобы понять это предложение. Современному читателю такое проделать с собой нелегко. Проще соскочить с сайта, где что-то его тормозит.

Отсюда мы нашли решение: нужно упрощать не мысль, а вариант ее подачи: то, как построены предложения, абзацы, врезки, нужно разбивать все подзаголовками и т.д.. Другими словами не Толстой, а Чехов (краткость сестра таланта). Причем из такого короткого «Чехова» мы потом можем собрать «Толстого».

Выбрать рис

- Профессия журналиста сейчас вынуждена меняться. Внутри профессии появилось большое число новых специализаций, которых не было раньше. И выросли люди с другим взглядом на то, как и что можно делать. Эти люди как раз воспитывались в те 20 лет, что существуют сайты «Амитела» и «Алтапресса», они уже лучше ориентируются в этом компьютеризированном мире. И понимают, как в нем все устроено.

Представь, ты заходишь в большой супермаркет. Огромное количество стеллажей, полок, витрин, еще больше самых разных товаров. Они разбиты по секциям и полочкам, но когда ты подходишь к этой полочке, а там только риса сортов десять, и пойди, разберись, какой купить. Хорошо, если читатель зашел на твой сайт с конкретной целью, купить рис определенного сорта, производителя, качества (прочитать заметку о том-то). Вот он зашел на твой сайт, прочитал, что ему нужно и ушел.

А если жена дала человеку список, где написано купить рис, но не написала, какой? Он подходит к полке и не может понять, что именно надо взять. А иногда человек зашел за макаронами, но тебе нужно, чтобы он купил и твой рис. Вот и в журналистике появились такие люди, которые, как мерчендайзеры в торговых центрах, правильно расставляют тексты на сайте.

База любого СМИ: корреспонденты, фотографы или операторы, редакторы. Но чтобы конкретный текст не пропал в бесконечном море информации, ему надо выделить определенное место. А для этого привычных редактора, фотографа и корреспондента уже мало.

Например, о субботнике в парке «Изумрудном» написали 15 изданий. Это 15 текстов с разными фотографиями и разными подробностями, но в принципе, про одно и то же. Но каким образом сделать так, чтобы именно твой субботник, твой условный рис выбрал читатель-покупатель?

Вот и в журналистике стали появляться такие люди, которые знают, как это делать, занимаются размещением материалов в нужном месте: на сайте, в соцсетях, делают мэмы, запускают рассылки… И эти специалисты очень востребованы. Есть люди, которые занимаются оптимизацией твоего сайта для поисковых систем, чтобы весь твой сайт целиком правильно смотрелся.

Эти люди с новой специализацией, с одной стороны, работают в отрасли и не занимаются напрямую журналистикой, но с другой, они должны разбираться хорошо в текстах, от этого очень многое зависит. Хотя без корреспондентов тоже ведь ничего не получится. И без фотографов, операторов и редакторов.

Еще интернет – это скорость. Здесь все иногда решают секунды и не по всем вопросам есть время советоваться с редактором. Понимание важности информации, где ее увидят максимально большее количество людей, какими путями они за нее зацепятся и прочтут – очень важно. И этими новыми навыками должны обладать на базовом уровне и корреспонденты.

Быстрота и натиск


- Раньше ведь как было в газете: узнал информацию, проверил ее, взял комментарий, проанализировал, сверил комментарий, написал текст, опубликовал. На все это уходило много времени.

Сейчас в сети узнал информацию – выставил. Взял комментарий – выставил, проанализировал - выставил.

Потому что, если ты все это быстро не сделал, тебя никто из конкурентов ждать не будет. И когда ты напишешь отличный и замечательный журналистский материал, выдержав до публикации все этапы сбора, подтверждения и анализа материала, как это было заведено в газетах, в тот момент у читателей будет уже другая повестка и твоя статья будет никому не нужна, ибо конкуренты уже обо всем давно рассказали.

Причем, в сети это «давно» может быть и вчера, и три часа назад. Три часа – это ого, как много.

Вам Телеграмм


- Появившиеся в последнее время телеграмм каналы – не новое явление. Раньше это называли слухами. И с ними так же работали журналисты. Нормальная медийная история. Только нужно, конечно, проверять преподносимую ими информацию и особо не рефлексировать.

Они рассчитаны на очень небольшую, как правило, аудиторию своих подписчиков. Если пресс-службы различных ведомств оперативно и профессионально реагируют на появление таких слухов, то слухи будут побеждены, а правдивая информация найдет свое место.

Редакция – социальная акция

- Газете, сайту, радиостанции или телевизионному каналу, помимо того, что он выражает через свои инструменты общественное мнение, нужно быть местом притяжения для своих читателей, слушателей или зрителей. Именно поэтому, многие редакции на протяжении долгих лет поддерживают свои удачные проекты: спортивные соревнования, детские праздники, общественные акции, культурные события и многое другое.

Журналистика – это социальная работа, ты работаешь с людьми, с социумом, и поэтому тебе легче этот социум собрать на какое-то доброе дело, помочь доброму делу, которое делают другие люди. Это доброе дело можешь делать не ты, но именно журналисты могут донести эту информацию и, тем самым, помочь. А во-вторых, мы ведь не просто пришли в эту профессию деньги зарабатывать, здесь много не заработаешь. Мы пришли помогать людям.

Есть девиз по жизни?

Это не девиз даже, а картинка из детства: представь, мальчишка бежал, споткнулся, упал, коленку ободрал, больно, но не заревел… Посмотрел на ранку, кулаком вытер нос, встал, подтянул штаны и дальше бежать…

Беседовала Любовь НЕКРАСОВА