Анатолий Мишин рассказал, какой «Алтайская правда» была в годы перестройкиСегодня вышел 30 000 выпуск газеты «Алтайская правда»

В плеяде редакторов «Алтайской правды» Анатолий Мишин – личность заметная. Под его началом 15 ноября 1987 года команда журналистов выпустила юбилейный, двадцатитысячный номер газеты. В канун выхода «АП» № 30 000 Анатолий Константинович рассказал, какой она была в годы перестройки.

– Анатолий Константинович, вы возглавили «АП» в самый разгар перемен, когда принято было бороться с застойными явлениями, пьянством, потерями рабочего времени... С чем боролись вы?

– Отдел пропаганды ЦК КПСС согласовал мою кандидатуру на должность редактора «Алтайской правды» в июле 1987-го, в канун ее 70-летия. Первое, чем пришлось заняться, – убрать «кирпичи», трудночитаемые длинные тексты. Журналисты увлекались тематическими полосами, представьте, каково было читателю, если четверть газеты занимала статья о бригадном подряде. Мы обязаны были публиковать официальные материалы, часто в ущерб авторским, и была поставлена задача коллегам – писать материалы лаконичные, «воздушные». Иногда хромала трудовая дисциплина. Однажды в журнале дежурств появилась запись: «Секретариат на работу в 9 часов не явился».

– В 80-х у «АП» не было конкурентов. И все же тираж 265 тысяч экземпляров кажется сегодня фантастическим. Как удавалось его держать?

– Работой с читателями прежде всего, они предлагали темы. Мы проводили выездные редакции, праздники газеты, встречи в районах края. Все желающие могли выступить на страницах «АП». В 1988 году мы получили 24 тысячи писем читателей! Что касается 30 тысяч экземпляров нынешнего тиража «Алтайки» – это тоже много с учетом насыщенности современного медиарынка. Ни у одного другого регионального издания в Сибири нет больше. Секрет популярности – он на все времена. Злободневные темы, резонанс делают газету конкурентной.

– Вы пришли в газету со стороны. Как вас встретили, что пришлось менять?

– Нормально, но я оказался меж молотом и наковальней. С одной стороны – крайком партии, направивший меня в газету, с другой – сотрудники. Ведущий журналист Надежда Прохорова в первый день сказала мне: «Мы ждем, что вы будете пишущим редактором». – «Да без проблем», – ответил я. После этого в «АП» появилась «Колонка редактора», которая не всем в партийной среде нравилась. А в ней всего лишь старался опередить время. Иначе и не могло быть в обществе, часть которого приняла гласность с восторгом, а вторая сопротивлялась. «Алтайке» нужно было новое лицо. Проанализировав деятельность редакции, я написал документ под названием «О чем молчит газета».

– Анатолий Константинович, говорят, вы руководили как в пословице: мягко стелет, да жестко спать.

– Наверное, так и было. Хотя больших трудностей в работе не возникало, ведь в «АП» были асы, грамотные, высокообразованные, с развитым образным мышлением: Александр Харыбин, Александр Астапов, Галина Соколова, Виктор Титов, Олег Логинов, Владимир Овчинников, Юрий Пургин, Ольга Шевчук… Печатались у нас писатели Марк Юдалевич, Анатолий Кирилин, Юрий Козлов, Иван Кудинов. Палка о двух концах

– Я сейчас пытаюсь представить огромный мешок, в котором 24 тысячи писем. Такой поток захлестнул бы редакцию. Как же вы справлялись?

– Большинство составляли хозяйственные, бытовые вопросы. Были в этих кипах и долгожданные отклики на наши статьи, и авторские материалы. Мы отправляли по названным адресам журналистов, разбирались с проблемами. Но если на частные критические замечания управления и ведомства края и районов реагировали быстро, то на статьи, в которых мы ставили вопросы экономики, идеологии, социальной поддержки, отвечали нескоро, нехотя, отделывались отписками, не устраивавшими ни читателя, ни редакцию. Мы обобщили это в своей записке «О действенности выступлений «АП», передав ее в крайком партии для принятия мер.

– Я прочла ее, насколько современно звучит эта записка сегодня…

– Жизнь циклична. Нынешним журналистам наш опыт, наверное, полезен, хотя сейчас СМИ живут в иных рамках. Знаю, как непросто бывает из сонма решений выбрать одно, верное. Вот, например, в 1989 году партбюро редакции поддержало мое письмо о том, что «АП» должна стать массовой, а коллектив журналистов – учредителем вместе с крайкомом и крайисполкомом. Идея вызвала бурю на крайкомовском пленуме. Нам отказали. Это был конец 90-го. А в августе 91-го случился путч, все решилось само собой, но уже естественным образом. Независимость получили. Но теперь пришлось самостоятельно решать вопросы финансирования. Свобода – палка о двух концах. Мы были правы – Странное было время.

- Как редактор решал, ставить материал в газету или нет? Каких критериев придерживался?

– Тех же, что и сейчас, думаю. Объективность, принципиальность, мнения людей, способных оценить ситуацию, авторское видение выхода из нее. Если в материале все это было, он шел в газету. Мои коллеги – свидетели: я не снял ни одного по причине излишней остроты. Помню, как Валерий Слободчиков раскритиковал ярмарку овощей, организованную на площади Сахарова по указанию крайкома партии. В те годы в Барнауле было лишь по одному овощному магазину в каждом районе. Нынешнее изобилие людям не снилось. И вот в субботу, единственный день, когда работающие могли что-то купить рядом с домом, магазины закрыли, а продукты свезли в центр – ради ярмарки. Валерий пришел ко мне: «Анатолий Константинович, это издевательство над людьми». Мы написали, что ярмарки нужны в каждом районе, за что и получили по полной. На бюро крайкома партии никто открыто нас не поддержал, хотя в душе многие с нами соглашались. Интересно, что через много лет именно эта идея воплотилась в жизнь. Такие публикации в «АП» были не редки. Любопытно, что первый секретарь крайкома партии Филипп Васильевич Попов не раскритиковал ни одной нашей статьи. А вот нижнее звено сопротивлялось переменам. –

- Как успевали, не случалось ли накладок?

– Были, конечно. Когда в край с визитом приехал председатель Совмина СССР Николай Иванович Рыжков, мы после встречи с ним, чтобы успеть с информацией в номер, делали газету до четырех ночи. А утром, когда она вышла в свет, в заголовке не оказалось нескольких букв, получилась абракадабра. Нашей вины в этом не было: уставший наборщик напутал, когда переставлял буквы. Тираж срочно перепечатали, к полудню читатели уже получили номер, в котором все было как надо.

– Стала ли «АП» для вас жизненной вехой? Ведь вы были ее редактором всего три с половиной года…

– Зато какие это были годы! Воздух свободы будоражил общество, все ждали перемен. В такое время коллектив нужно было поддерживать, оберегать, давать возможность писать. Я говорил журналистам: газета будет такой, какова жизнь в крае. Опыт работы в «АП» помогал и потом, когда я ушел в администрацию края. Удивительно, что как управленца краевого уровня меня больше помнят по «Алтайской правде». А я часто задаю себе вопрос, каким бы стал, останься тогда редактором газеты…

Беседовала Тамара Попова.

Источник: https://www.ap22.ru
4 Июля