Друг всех писателей и актеров Памяти журналиста и краеведа Виктора Ащеулова

Юрий ЕГОРОВ, журналист прислал в Алтайский союз журналистов такое письмо:

Еще один мой друг и коллега ушел…
А я вспоминаю, как в 2009 году, листая очередной номер «Российской газеты, увидел броский заголовок на всю полосу: «Пенсионер на свои деньги издал книгу о Шукшине». В материал была заверстана фотография, на которой узнал своего друга и соавтора Виктора Ащеулова – мы с ним лет за двадцать до этого сделали книгу «Он похож на свою родину. Земляки о Шукшине». Поэтому появление его портрета в данном контексте как-то объяснимо. А кто же этот пенсионер, не пожалевший крохотной пенсии на доброе дело? Боже мой, да ведь это же Витя, он, оказывается – уже пенсионер.
Звоню ему в Белокуриху, поздравляю.
- Где, в какой газете? Я еще не видел. Скоро буду в Барнауле, подарю тебе книжку.
И вот я держу в руках сборник стихов «Жил такой парень…» с дарственной надписью»: «прими сию книгу, которую я долго копил… Помни и не забывай Солтон».
Солтон – это где мы познакомились с Витей. В редакции солтонской районной газеты «За победу» он был фотокором, а я корреспондентом. Вместе ездили в командировки. В первой же ухнули на «газике» в кювет, чуть не перевернулись. За рулем был Витя, уверивший редактора, что у него есть права… Он всегда был немного авантюристом, не боялся рискнуть, взяться за дело, которое ему пока не по плечу.
Вспоминаю наши встречи в Барнауле и вижу Витю сидящим на корточках около тумбочки с телефоном (тогда мобильников еще не было) и записной книжкой.
- Возьми стул.
- Я – пару звонков.
На столе стынет картошка, греется водка.
- Сейчас-сейчас, я быстро.
Это «быстро» заканчивается только тогда, когда перевернута последняя страничка записной книжки. У Виктора масса знакомых – в Сростках, Бийске, Барнауле, Москве… Почти все они так или иначе связаны с Шукшиным. Родные, близкие, друзья Василия Макаровича, писатели, актеры. И он им постоянно звонит, пишет письма, высылает и получает от них материалы, фотографии. Договаривается о путевках для них в белокурихинские санатории. Не зря Валентин Григорьевич Распутин написал, что Белокуриха – «это место, где живет и властвует Виктор Ащеулов, друг всех сирых писателей и актеров».
Много лет дружил он со своим тезкой, Виктором Петровичем Астафьевым, переписывался с ним, принимал его у себя дома, где его дети Лена и Ваня не раз видели живого классика. По приглашению Астафьева мы с Витей в 1989 году приняли участие в Днях «Литературной России» в Красноярске, сиживали за столом в квартире Марии Семеновны и Виктора Петровича Астафьевых в Академгородке. Астафьев, кстати, и рекомендовал Витю в Союз журналистов СССР.
А как-то мой друг привел ко мне домой нашего знаменитого земляка Валерия Сергеевича Золотухина и сфотографировал на память. Потом щелкнул нас вместе с поэтами Владимиром Мефодьевичем Башуновым и Николаем Михайловичем Черкасовым на крыльце Алтайского книжного издательства, где я тогда работал. А когда я редактировал горноалтайскую республиканскую «Звезду Алтая», он присылал в нее свои интересные материалы о земляках, в том числе очерк о Золотухине, который в детстве лечился в Чемальском санатории.
Виктор и потом не расставался с фотокамерой и таких фотографий «нащелкал» сотни, а может, и тысячи. Он едва ли не первый родил мысль о Шукшинских чтениях. Тогда, в 70-х годах (господи, почти полвека прошло!), эта идея буквально носилась в воздухе, и многие потом приписывали ее себе, и фамилия никому не известного районного газетчика затерялась среди имен маститых литераторов и чиновников.
Ащеулов и не претендовал на лавры первооткрывателя, он просто снимал и снимал на чтениях, знакомился с разными людьми, разговаривал и стал понемногу писать. Его очерк «Дитё моё милое…» о матери Шукшина Марии Сергеевне был первым камнем в фундамент нашей общей книги, о которой он тогда даже не мечтал. Уверен, он – главный летописец чтений. Недаром наше издательство обратилось к нему, когда возникла эта идея – издать книгу воспоминаний земляков о Шукшине. Именно он знал всех, кто знал Василия Макаровича. Виктор же предложил для названия книги слова Астафьева, которые тот произнес на горе Пикет. «Все время, встречаясь с ним, - сказал о Шукшине Виктор Петрович, - я пытался представить, на что он похож своим обликом, характером, своей суровой и мужественной жизнью. И только сегодня я понял, что Шукшин похож на свою родину, она воплотилась в нем, вылитая родная сторона, то место, где мы сегодня собрались».
Да, Витя, «Он похож на свою родину» - лучшего названия для нашей книги не придумать. Когда мы были с тобой в Красноярске, мы повинились перед Астафьевым за то, что взяли его слова без спроса, и подарили ему книгу. Он нас простил и подарил свои.

Не просто и не быстро родилась и та книга стихов, о которой написала «Российская газета». Сотни писем, разосланных по всей стране – и «сирые писатели» откликнулись, отблагодарили своего друга. 35 лет упорной работы – и вот он, третий поэтический венок нашему великому земляку. Два первых назывались одинаково (1-е и дополненное 2-е издания) – «Непросто говорить о Шукшине»; в них было 33 и 50 авторов соответственно. В сборнике Ащеулова «Жил такой парень…» их за 80, а стихов – свыше сотни. Причем стихи эти, как правило, не публиковавшиеся прежде, присланные авторами специально для этой книги, с автографами, с посвящениями Алтаю, Шукшину, самому Виктору. Ольга Фокина (Вологда): «Благодарю землю и жителей ее, подаривших России и миру писателя яркого, самобытного, глубоко народного». Николай Черкасов (Барнаул): «Быть самим собой дается не каждому, ибо многие стараются быть (казаться) получше, чем они есть. Но тебе, Виктор, оно дано от Бога…»
Составитель не отбирал стихи по качеству. Поэтому рядом со знаменитыми авторами (Роберт Рождественский, Владимир Высоцкий, Константин Ваншенкин, Леонид Мерзликин, Владимир Башунов, Андрей Вознесенский и др.) читатель встретит и не очень известные имена – белокурихинского поэта Александра Остапова, самого Ащеулова, кемеровского Игоря Киселева, Михаила Мокшина из села Буланиха…
Главное - не мастерство, главное – отношение к Шукшину, считал Виктор. Думаю, что он прав. Это народный поэтический венок любимому писателю. И даже не только поэтический. В книгу включены экслибрисы заслуженных художников России Игната Ортонулова и Ипполита Новодережкина, художников Владимира Дубинского (Ачинск), Николая Будникова (Ставрополь), Виктора Зубцова (Белокуриха)…
И, конечно, книга изобилует фотографиями (недаром Виктор начинал журналистский путь как фотокорреспондент). На них – Шукшинские чтения многих лет и их участники: мать Мария Сергеевна, тетя Анна Сергеевна, дядя Иван Игнатьевич Шукшин, дочери Ольга и Екатерина, друзья детства Александр Куксин, Вениамин Зяблицкий (кстати, давший свое имя и фамилию герою рассказа «Мой зять украл машину дров». Помните: «Веня Зяблицкий, маленький человек, нервный, стремительный, крупно поскандалил дома с женой и тещей…»), Виктор Астафьев, Василий Белов, Михаил Евдокимов, Георгий Гречко, Валерий Золотухин, Анатолий Соболев…

Анатолий Соболев, еще один наш знаменитый земляк, писатель, военный водолаз, тоже был участником Шукшинских чтений. Может быть, на чтениях, на Пикете, среди массы народа, пришедшего поклониться памяти Шукшина, у него родились слова: «Память людская – тоже жизнь». Их Виктор Ащеулов сделал заглавием другой составленной им книги – воспоминаний о Соболеве. У нее – своя непростая судьба. Сданная в издательство в одном экземпляре и уже подготовленная к печати, она не была опубликована из-за разрухи в стране, в том числе и издательского дела, а затем пропала (подозреваю, что была похищена). Виктор восстановил рукопись, добавил новые материалы, в том числе и воспоминания об Анатолии Пантелеевиче моего отца писателя Георгия Васильевича Егорова, черновик которых я нашел в отцовых бумагах.
Воспоминания Валентина Курбатова, Михаила Колосова, Станислава Золотцева, Виктора Астафьева и др. дополнены письмами Анатолия Соболева, в том числе адресованными Ащеулову. Сначала полуофициальные: «Виктор Иванович! Шлю обещанное и надеюсь, что Вы пришлете мне фотографии…» Потом дружеские: «Виктор! Меня взволновало Твое письмо…»
И стихи, посвященные писателю-земляку. И опять фотографии, фотографии… Вот мой отец в почетном карауле около урны с прахом своего друга Анатолия Соболева, а вот и я в толпе на Соболевских чтениях, которые проходят недалеко от Шукшинских – в селе Смоленском. И это была не последняя его книга.
Спасибо, Виктор, что сохранил в книгах людскую память о наших замечательных земляках – Шукшине и Соболеве! И свою память о многих друзьях-писателях, актерах, режиссерах, газетчиках. Ну, и обо мне сиром…

* * *
Думаю, теперь и нам надо сберечь память о журналисте и краеведе Викторе Ивановиче Ащеулове. Прежде всего позаботиться о его архиве. Ведь фотографии – это лучшие документы. На них запечатлены люди, большинства из которых уже нет. Виктор понимал это и в последние годы оцифровывал старые пленки. Наверное, его семья передаст их на хранение в Государственный музей истории литературы и искусства Алтая, куда я, например, уже давно передаю материалы о своем отце. Найдется поле и для деятельности белокурихинских краеведов и газетчиков.

Юрий ЕГОРОВ, журналист.
18 Января